Топ-100 Три вопроса к онкологии - Израильский институт психосоматики

Три вопроса к онкологии

Комментарии к записи Три вопроса к онкологии отключены

Поделиться в социальных сетях

Человечество состоит из больных онкологией и группы риска.

Извините за столь пессимистический юмор, но так было всегда. Археологами найдены останки древних и среди них некоторые кости поражены раком. Кстати, само слово «рак» (на любом языке название этого симпатичного любителя чистой воды в народе используют применительно к онкологии) ввел Гиппократ, описав так злокачественное поражение кожи.

Много времени прошло с тех пор. Современная медицина добилась больших успехов сначала в хирургии, потом в ранней диагностике, а теперь и в открытии маркеров, отмечающих раковые клетки как мишени для иммунного ответа. Багажом из XX-го века у нас остались курсы радио- и химио- терапии, а еще поиск народных средств, таких как чага (см. А. Солженицына «Раковый корпус», написанный по мотивам его собственного лечения от рака в Ташкенте летом 1954 –го года).

Главное, в чем пока не продвинулись, это причины возникновения онкологии и, что вызывает еще больше страхов, это возвращение болезни на свое место после столь тяжелого и успешного лечения.

Чтобы понять суть проблемы, сделаем небольшой экскурс в физиологию и патологию. Подавляющее большинство клеточного состава организма обновляется с периодом в двое суток (есть органы, полное обновление клеточного состава которых проходит за неделю, в некоторых местах – до месяца). В любом здоровом организме в процессе появления на свет миллиардов новых клеток какой-то небольшой процент их естественным образом рождается с неправильным генетическим кодом. Такая клетка не способна полноценно выполнять функцию клетки, место которой она занимает, значит для организма она раковая.

В любом здоровом организме есть от нескольких десятков до нескольких тысяч подобных клеток, разбросанных по разным органам и системам. Откуда тогда взяться здоровым людям? (Оставим в стороне шутку про то, что «здоровых нет, есть плохо обследованные»). И от внешнего врага (микробов, вирусов) и от внутреннего врага (раковых клеток) нас защищает иммунная система. Она обнаруживает, диагностирует и уничтожает всех чужих в организме. Как же тогда происходит, что в каком-то одном органе в какой-то момент жизни иммунная система дает сбой? Это первый хороший вопрос.

 Дальше события развиваются так: раковая клетка, понимая, что она здесь чужая, пытается закрепиться. Она размножается гораздо быстрее клеток вокруг, и уже группа клеток из ее потомков начинает притеснять местные клетки и с какого-то момента это приводит к нарушению функции данного органа. Почему иммунная система дает право на жизнь этому новообразованию, при этом продолжая успешно справляться со своей работой во всех остальных местах организма? Второй хороший вопрос.

 Далее, с началом дисфункции органа появляется клиническая картина заболевания. Потом током крови или лимфы или путем прободения органа раковые клетки распространяются за пределы органа. Организм и там не оказывает им сопротивления — и лишается жизни.

Но бывает, что «повезло»: вовремя обнаружили, удалили и провели длительный курс химиотерапии для закрепления эффекта. Почему же в больше, чем половине случаев опухоль снова появляется в том же органе после того, как на биологическом уровне давно стерта память об опухоли предыдущей? Это третий хороший вопрос.

Ответить на эти три вопроса современная медицинская школа не может. Почему? Потому что, опираясь на философию материализма, медицина рассматривает болезнь только на биологическом уровне и не учитывает психического фактора. Если признать влияние психики и посмотреть на человека как на психо-биологическую систему (а не сугубо биологическую), то становятся очевидными и механизмы, запускающие онкологию, и механизмы, её останавливающие. Такой подход называется психосоматическим. В рамках этого подхода и появляются ответы на вышеперечисленные «нерешённые» вопросы.

Подтверждением того, что онкология относится к разряду психосоматических заболеваний, для меня когда-то явился анализ писем о счастливом выздоровлении в киевскую редакцию медицинского журнала. Этот анализ я проводил вместе с одной сотрудницей журнала в середине 90-х годов. Главной проблемой редакции являлось то, что методики во всех письмах различались, а результат (положительный) один. Все что-то делали с водой (кто-то очищал и пил, кто-то заряжал, кто-то обливался, кто-то окунался и т.п.), все заваривали какие-то травы – что ещё тогда было доступно людям и куда ещё было обращаться, когда официальная медицина тебя уже похоронила? Но методики у всех разные! Это всё звучало настолько ненаучно, что публиковать это не стали. Письма так и остались в редакции.

Изучая их я обратил внимание, что кроме окончания у всех было схожим ещё и начало письма. Да, каждый описывал это своими словами, но общая схема выглядела так: «Врачи мне поставили такой-то диагноз и сказали, что жить мне осталось столько-то. После этого я пересмотрел всё своё отношение к жизни. Я иначе посмотрел на такую-то ситуацию. Я опять занялся тем-то. Я простил того-то. Я помирился с… и т.п.».

Наверняка и вам известны случаи излечения от рака и каждый, прошедший это говорит, что болезнь помогла ему изменить отношение к жизни. Диагноз стал объективным следствием неправильного «Образ Я» или «Образ Моя жизнь» — и пересмотр его вернул человеку здоровье сначала психическое, а потом и физическое.

Хочу отметить, что лечение по психосоматическому методу не имеет ничего общего с двумя очень популярными и не менее ошибочными «психологическими установками»:

  • Первая – «Надо бороться с болезнью! Нельзя сдаваться!». В такой борьбе человек может провести ещё несколько лет, в исключительных случаях это может продолжаться до 10-и и даже более лет, но болезнь всё же победит. Несколько таких случаев было на моих глазах. Люди отказались проговаривать и соответственно менять отношение к ситуации/отношениям, породившим болезнь, при этом героически ( на что тоже не каждый способен) противостояли самой болезни.
  • Второй самообман – «Надо думать о хорошем! Всё будет хорошо!». Я лично большой поклонник позитивного мышления, но не знаю ни одного случая выздоровления благодаря проговариванию фразы «Я здоров! У меня всё хорошо!». Это напоминает мне сидящего в грязи и убеждающего себя в том, что он чист. Вывод: в психосоматике, как и во всём, нужен профессионализм.
Loading...

Израильский институт психосоматики